Главная Регистрация

Вход

Презентация

ЛЮБИМОЙ (Сверчoк)
В том доме, где поёт сверчок,
я встретил девицу - красу.
В руках она держала кисть,
и краски с музыкой сплелись:
она бросала их наряд,
на серый холст, на белый лист -
свершала таинства обряд,
в том доме, где живёт сверчок.
В том доме, где поёт сверчок,
я встретил деву поутру.
В её глазах, в её груди,
рождались краски из любви:
они смешались в разный цвет -
и на холсте, и на листе,
явился трепетный букет,
в том доме, где живёт сверчок.
В том доме, где поёт сверчок,
я встретил деву ввечеру.
Так талия её тонка,
рука тепла, бела, мягка.
От нежных бёдер, стройных ног,
шёл светлой радости поток…
Был в радость мне ночной цветок,
в том доме, где живёт сверчок.
В том доме, где поёт сверчок,
Я встретил девицу - красу.
Свершилось всё, о чём мечтал:
её я руки целовал,
её лицо я целовал,
живот и грудь её ласкал,
всего себя я ей отдал,
в том доме, где живёт сверчок.
В том доме, где поёт сверчок,
я встретил девушку - красу.
Глазами полными тоски,
она молила о любви…
Остались краски на холсте,
остались краски на листе,
и навсегда во мне, во мне,
в том доме, где живёт сверчок.

*
Форма входа

***
  • Мой сайт
  • Первые страницы
  • Одесский сайт

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » 2011 » Январь » 20 » ПОСВЯЩАЕТСЯ МОЕМУ ОТЦУ - СПИВАКУ ЭМИЛЬ НАУМОВИЧУ
    17:09
    ПОСВЯЩАЕТСЯ МОЕМУ ОТЦУ - СПИВАКУ ЭМИЛЬ НАУМОВИЧУ
    1.
    ПОСВЯЩАЕТСЯ МОЕМУ ОТЦУ -
    СПИВАКУ ЭМИЛЬ НАУМОВИЧУ

    МОЕМУ ПАПЕ

    Любил к тебе взобраться на колени,
    лицом прижаться к твоему лицу.
    Я помню нежность тех прикосновений,
    то чувство поклонения отцу.

    Не понимал я многого тогда -
    сын - первенцем, я был любим тобою.
    Светила нам счастливая звезда -
    был дом храним божественной рукою.

    Жизнь изломала хищница война,
    и смерть в свои права ворвалась злобно.
    Беда не ходит по домам одна:
    пришёл конверт, как казнь на месте лобном.

    Я помню страшный тот и дикий мамин вой,
    испуганно заплакали братишки…
    Не верил, что не встретимся с тобой -
    случаются ведь на войне ошибки.

    Мой папочка, мой папа, мой папуля,
    так обращался я к тебе, когда подрос.
    Но ветры злобные твою свечу задули:
    был в сопках на бойцов смертельный спрос…

    Ты под Одессой бил орду пришельцев,
    в цветах, на кладбище, здесь мамина могила.
    И сыновья хранят вас в своём сердце.
    Всегда вы с нами - в этом наша сила.

    2.

    Живёшь во мне и братьях и поныне,
    и Севастопольские камни нам священны.
    В Одессе мы не будем на чужбине,
    остался в душах город наш нетленным.

    Мой папочка, прощаюсь я с тобой.
    Уже Израиль стал мне домом новым…
    Пока я жив, всё прошлое со мной,
    и ты приходишь в снах живым и добрым.

    Живут в Беэр-Шеве, в Негеве пустыне,
    большие три семьи, твои в них сыновья.
    Был рядом с нами в бедах, рядом ныне…
    И две звезды в дороге - лучшие друзья.

    Твоё и мамы фото в книжной полке.
    Ты улыбаешься и кубики в петлицах…
    Прошу тебя, о Боже, пусть путь мой будет долог,
    чтоб мог я по утрам встречать родные лица.

    ЛЕВ СПИВАК. ИЗРАИЛЬ. БЕЭР – ШЕВА. 12.01.2011 г.

    3.
    ТРИ ПРОЩАЛЬНЫХ ВСТРЕЧИ

    Одессу не бомбили в это утро
    и город упивался тишиной…
    Боясь нарушить с братом наш покой,
    ты нас поцеловал при свете тусклом.

    Проснулся я, чадила чуть лампада,
    бомбоубежищем семьи был наш сарай.
    Нас с братом поместили в этот «рай»,
    с надеждою, что дом от бомб преграда .

    С тобою рядом, к нам склонилась мама
    и слёзы её капали из глаз…
    Так мы тогда простились в первый раз,
    потом мы долго ждали телеграммы…

    Июль нас солнцем жарил, не щадя.
    Бомбили город день и ночь фашисты…
    Средь жутких взрывов, воя бомб и свиста,
    пришла однажды весточка твоя.

    К тебе мы поспешили на свиданье,
    ты ожидал нас в институте водном,
    где часть уже была в строю походном -
    случилось там второе расставанье.

    За воинской колонной полз обоз.
    Мы рядом шли одной большой толпою,
    с надеждою, что встретимся с тобою,
    не зря ж посыльный нам письмо привёз.

    Шли налегке солдаты в ту жару,
    у каждого, лишь за плечом винтовка.
    В телегах - скатки свёрнутые ловко,
    и вещмешки, и котелки, и тара…
    4.
    Увидев на руках у мамы брата,
    обозный посадил его в повозку.
    Доверив ему Влада на возу,
    нашли и мы родного нам солдата.

    Забыв и про устав, и про приказ,
    заметив нас, ты выскочил из строя,
    прощаясь, всё старался успокоить…
    Мы вспоминали это с мамой и не раз.

    И долго шли мы следом за колонной,
    скрипя колёсами, везла телега брата,
    так на войну ушёл отец солдатом…
    Оставшихся родных я помню стоны.

    И в третий раз случилось расставанье…
    К Одессе отошли войска с боями,
    и вновь тогда ты повстречался с нами,
    мы долго ждали этого свиданья.

    Уже и август подошёл к концу,
    давно дома покинули соседи,
    но мы Одессы покидать не смели,
    послушные тогда отца письму.

    Ты сообщил, что скоро будешь дома.
    И уезжать нам потому не надо,
    что здесь фашистам будет гроб наградой,
    и надо ждать в Одессе их разгрома.

    Твой командир предотвратил беду…
    И дал приказ: «Семью немедля в тыл!
    Итак, ты с ними дел наворотил…
    Я верю, политрук, в их лучшую судьбу».

    5.

    И расставались мы с тобою наспех,
    не ведая, что больше встреч не будет.
    Но память слов отцовских не забудет:
    - Мы победим! Вы верьте в наш успех!

    И ты нас целовал и целовал,
    катились по лицу скупые слёзы…
    О, если бы, отец, сбывались грёзы,
    то ты, в моих, таким же оживал.

    Прощай отец! Писал стихи я и жене, и маме,
    и братьям посвятил немало слов.
    Теперь пишу тебе, и высказать готов
    всё то, что не сказал, любя тебя, я ране.

    ЛЕВ СПИВАК. ИЗРАИЛЬ. БЕЭР-ШЕВА. 04.01.2011 года.

    6.

    СЕМЕЙНЫЙ АРХИВ

    К нам пришло три письма - треугольничка,
    пять добралось открыток твоих -
    не щадила цензура их в прочерках,
    слов лишая для нас дорогих.

    Там, средь сопок, горящих от взрывов,
    где вы «дрались» в кромешном аду.
    Ты писал нам без боли, без срывов,
    и с войною казался в ладу…

    Разыскали нас строчки корявые,
    средь чужих казахстанских степей.
    Смерть поправ, ты в те дни кровавые,
    спас жену и троих сыновей.

    Не простила «ведьма косая»…
    И в какой-то миг, в блиндаже,
    ты в огненном вихре растаял,
    на последнем своём рубеже.

    И погасла на небе звезда,
    мама тоже рядом с тобою…
    Но мы с вами, с вами всегда -
    дети, с даренной вами судьбою.

    Сохраняем в архиве семейном,
    ваши фото - совсем молодых.
    И храним в сердцах - не келейно.
    вас, живущих в мирах иных.

    ЛЕВ СПИВАК. ИЗРАИЛЬ. БЕЭР-ШЕВА. 10.12.2010 года.

    Просмотров: 229 | Добавил: jael | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Меню сайта

    ***
    Опять крыло волшебной птицы
    коснулось здесь моей груди…
    И, по веленью звёздной жрицы,
    мне снятся радужные сны.
    И в дымке Хайфы ты витаешь,
    и в небе вьёшься надо мной:
    то появляешься, то таешь
    и мчишься к дали голубой…
    А я глаза сильней сжимаю,
    я так боюсь тебя спугнуть…
    Куда ты птица улетаешь?
    Как я смогу тебя вернуть?
    Вновь день настал:
    гроза, ненастье,
    и опостылевший покой…
    И нет со мною птицы - счастья,
    ты унесла её с собой.

    ***
    Я в галерее Хайфы повстречал портрет:
    и вновь пришло твоё очарованье…
    И вереница промелькнувших лет,
    не стёрла дней былых воспоминанья.
    Я вглядывался в милые черты -
    мне памятно твоё с картиной сходство:
    смотрели на меня из глубины
    глаза, с лучистым - дерзким непокорством.
    Они во мне оставили свой след,
    я помню гневный взгляд при расставанье…
    Вновь предо мною - женский силуэт,
    картина и твоё очарованье.

    КИРЬЯТ-ЯМУ
    Я долго шёл и вот пришёл в местечко,
    где жизнь течёт неспешною рекой.
    Купил себе медовое сердечко,
    с надеждою, что принесёт покой.
    Мой новый дом и этот сладкий пряник,
    расписанный искусною рукой.
    Здесь я уже совсем не божий странник,
    не ищущий с котомкой и сумой.
    Опять спешил за счастьем иль судьбой,
    из городов, погрязших в суете.
    Там жизнь моя была совсем иной.
    чем здесь, в еврейском тихом городке..
    Провинция, я так тебя боялся,
    страшился я инерции твоей.
    Но вот свершилось, я с тобой остался,
    и верен каждой строчкою своей.

    ОБКАТКА презентации книги '...И ВЗОЙДЕТ СУББОТНЯЯ ЗВЕЗДА' смотрите, критикуйте ... все пожелания и впечатления принимаются, пожалуйста, пишите в гостевой книге
    Создать бесплатный сайт с uCoz